ВЫЗДОРАВЛИВАЙТЕ! ЗДОРОВЬЯ ХВАТИТ НА ВСЕХ!
НАЧАЛО   |  Обо мне   |  Грядущее   |  Обратная связь   |  Контакты   |  Зрелая любовь  

Поиск:

ПОДПИСКА

Анастасия Анисимова из «Русской службы BBC» попросила меня ответить на вопросы о профессиональном выгорании. Её статью с моим участием можно почитать здесь. Ниже – полный текст интервью.

***

А.А.: Как часто к вам обращаются пациенты, пережившие профессиональное выгорание?​ С какими симптомами они приходят?

Г.Г.: Довольно часто, просто это формулируется в других понятиях. Тема профессионального выгорание не существует отдельно от остальной жизни человека, где так же могут происходить драматические изменения: разрывы, потери людей, надежд и смыслов, болезни и многое другое. Даже позитивные изменения могут способствовать выгоранию -​ человек женился, родились дети и нужно больше работать, браться за более трудную работу.​ Сама основа выгорания – диспропорция между тем, что человек получает, заботой о себе, и тем, что человек отдаёт, какую нагрузку выдерживает. Большую роль играет неадекватная оплата труда. Человек выгорает одновременно во всех сферах, и в профессиональной, и в личной. Возможен вариант крайне защитной циничной рабочей маски, чтобы сэкономить силы для личной жизни, но это всё равно выгорание.

На какой стадии выгорания стоит обращаться к врачу? ВОЗ выделяет следующие симптомы выгорания – вы чувствуете уменьшение энергии и истощение, дистанцируетесь от своей работы или относитесь к ней с негативом или цинизмом, ваша профессиональная эффективность заметно уменьшается. Нужно ли, найдя эти симптомы, сразу идти к врачу? Или может быть есть и другие показатели?

Если говорить о стадиях, я предпочитаю такую классификацию:
первая стадия, это истощение, сопровождаемое протестом и раздражительностью;
 вторая – депрессия, часто с апатией, когда уже “что воля, что не воля”;
 третья – стадия соматизации, которая обычно заканчивается госпитализацией с гипертоническим кризом, инсультом и т.п.
Довольно много людей доводят себя до третьей стадии, соответственно они общаются с врачами той сферы, где психосоматический срыв проявился. Для людей такого типа, единственным способом выхода является тяжёлая болезнь, они не знают, как по-другому изменить ситуацию, выйти из неё.
Люди на второй стадии, с депрессией, могут обращаться к психиатрам, а также к терапевтам и невропатологам. На первой стадии обращаются реже, там много борьбы, но люди нового поколения готовы замечать проблемы уже в самом начале.
Психологическая помощь важна на любой стадии, ведь сама внутренняя ситуация человека, предопределившая срыв, неблагополучна. Думаю, если человек замечает, что он позволяет себе истощаться, ему необходимо начать психотерапевтическую работу. Очень часто выгоревшие люди “по жизни” занимают позицию жертвы, склонны к психологическому мазохизму и смена работы, например, здесь ничего не решает.

Как это лечится?

Психологическая помощь предпочтительна. Если уже нарушена трудоспособность психотропные препараты могут её восстановить. Конечно, важно отдыхать. Но ведь планированием отдыха занимается тот же человек, который истощает себя и непонятно насколько он сможет адекватно позаботиться о себе, пока не разрешит свои невротические проблемы в психотерапии.

Что вы порекомендуете делать, чтобы предотвратить выгорание? ​

Выгорание – наглядное проявление внутреннего страдания. Конечно, есть профессии, где люди «горят» быстрее, где много общения, конфликтов, контакта со страданием, ответственности. При этом, если человеку плохо, даже не сложная работа будет казаться невыносимой. Поэтому забота о внутреннем мире – основа защиты от любого истощения.

P.S. Хотелось бы добавить, что одна из ситуаций в которой происходит выгорание – уход за пожилыми и/или больными родственниками. Это касается, как родственников, так и сиделок. Приглашаем вас на семинар “Пожилой родственник в семье” 7.11.19, где мы подумаем над тем, как уменьшить потери в уходе за пожилыми и старыми.

Ваш Доктор Гор
#Doctor_Gor

 
Поделиться:

Theme created by Jim. ©2013. Powered by WordPress.