ВЫЗДОРАВЛИВАЙТЕ! ЗДОРОВЬЯ ХВАТИТ НА ВСЕХ!
НАЧАЛО   |  Обо мне   |  Грядущее   |  Обратная связь   |  Контакты   |  Зрелая любовь  

Поиск:

ПОДПИСКА

Как проснуться в реальности?

Ребёнок дошкольного возраста живёт, если можно так применить психиатрический термин, в «двойной ориентировке» – в мире раннем, инфантильно-психотическом, полном загадочных страшных ведьм и добрых волшебниц, и, одновременно, в знакомой нам реальности.
Под психотическим миром здесь понимается не заболевание, а кляйнианская аналитическая концепция, где младенческая психика напоминает психотические переживания взрослого человека. Психоз, в свою очередь, можно увидеть, как регресс психики к ранним формам функционирования, насколько они доступны наблюдению в психоанализе.

***

Итак, по мере развития ребёнок отдаляется от власти «сказочной» реальности, точнее она становится неким «спящим» фоном его взрослой психики.
Это отдаление от инфантильного мира, в котором мы все пребывали, когда росли, происходит через мать и другие поддерживающие фигуры. Они приглашают ребёнка в мир взрослой реальности, и он постепенно туда переходит, соглашаясь с ухаживающим окружением, что там жить лучше.
Однако, что произойдёт, если окружение не способно в полной мере показать надёжность и преимущества взрослой жизни? Если ухаживающие лица мучимы бессознательными фантазиями, принадлежащими миру «сказочному», из которого они сами до конца не выросли? Ребёнку будет сложнее положиться на мнение взрослых, что ему стоит вырасти и оказаться в их мире.

Если взрослый мир представляется депрессивным и замкнутым или взрывным и непредсказуемым, если в нём нет ощущения надёжности, радости и свободы, совсем нет уверенности, что нужно расти. И тогда важно сохранить часть иллюзий, как «добрых», так и «злых», которые будут сильно искажать реальность, но позволят защититься от мира взрослых. Поскольку взрослый мир воспринимается, как место, наполненное другими или теми же загадочными фигурами, которые ранее мучили инфантильное Эго, а вовсе не избавлением от них. Исчезает понимание принципиальной разницы, чёткой границы, и Эго не решается повзрослеть. Это видно на примере детских снов.

Здесь я хочу привести пример сна, который публикую с разрешения его носителя. Ребёнок около пяти лет ночью видит страшную фигуру, ангела смерти, как потом она называется. Эта фигура уводит его в некий подземный мир, где происходят страшные приключения, которые воспринимаются, как целая отдельная жизнь, полная ужаса, горечи и потерь.
Наконец, фигура оставляет Эго сновидца, и ребёнок просыпается с чувством невероятной радости, облегчения и избавления. Однако, вдруг, возникают страшная фигура из сна, которая атакует ребёнка. Как потом выяснилось, это была двоюродная сестра, на пару лет старше сновидца, которая приехала со своей матерью накануне погостить. Возможно, она не делала ничего предосудительного, но какие-то её действия, слова, или само появление накладываются на недавний сон, и ребёнок чувствует жуткий «провал», возвращение кошмара. Как будто, сестра пытается взять его на руки, на крик прибегает мать и изгоняет «ужасное привидение».
На руках у матери ребёнок словно впадает в забытьё, но затем вновь переживает торжество «проснувшести» – мир восстановлен, он снова может радоваться и жить. Он видит сестру, а не ангела, с которой можно играть и общаться. Однако ужас этого опыта долго напоминает о себе и сон запоминается на всю жизнь.

Ребёнок приветствует реальность, которая отделила его от примитивного мира захваченности ранними, психотически воспринимаемыми объектами. Но что бы произошло, если бы мать вовремя не появилась? Граница между мирами оказалась бы стёртой, ощущение пробуждение разрушено, «сказочные» фантазии наводнили бы реальность. Сестра осталась бы ангелом смерти. И нужно ждать нового «пробуждения» в поддерживающих отношениях, чтобы восстановить границу между мирами.

Этот сон напоминает мне опыт Вирджинии в «Кентервильском привидении» Уайлда, где она отважилась последовать за призраком на его территорию, пожалев его. Её жалость, любовь и способность оплакивать утрату, избавляют её от страха быть атакованной своей психотической частью, и она восстанавливает границу между мирами – душа призрака обретает покой и засохшее миндальное дереве, начинает цвести, знаменуя победу над смертью. Теперь это всего лишь одно из деревьев  в  дневной реальности – его плоды можно есть, в его тени можно отдыхать: психотический ужас ночи преображён и обезврежен.

Для того, чтобы понять, как это выглядит во взрослом психотическом опыте, можно вспомнить инцидент в психоневрологической амбулатории, где я работал 16 лет. Хотя наркологический диспансер находился в городе отдельно, нередко алкоголики, мучимые начавшимся психозом, приходили к на приём к психиатрам.
Этот первичный пациент в алкогольной абстиненции был осмотрен и направлен добровольно в психиатрический стационар. Ожидать вызванную машину для госпитализации он остался в помещении амбулатории. В процессе ожидания он стал отчётливо слышать угрожающие его убить голоса, и в психотическом «озарении» «понял», что это не настоящие врачи, а переодетые люди, которых он уже слышал этой ночью, желающие его убить. Он ворвался в регистратуру и напал на сотрудников. Пока сотрудники диспансера и его случайные посетители боролись с пациентом, по экстренному вызову прибыл отряд полиции. В этот момент, зафиксированный на полу пациент увидел полицейских в форме и с автоматическим оружием, он задал свой ключевой вопрос – «Вы настоящая милиция?», на что полицейский ответил «Да», после чего пациент сразу «обмяк», прекратил сопротивление, дал надеть на себя наручники и спокойно проследовал в автомобиль. В его психотическом мире попасть в «настоящую» полицию – это не пугающий опыт, а избавление от пугающего опыта «поддельных врачей», будто замышляющих, как он полагал, его убийство. Восстановление, пусть частичного, контакта с реальностью привело к резкому снижению психотической тревоги и исчезновению агрессии.

Психоз, в том числе интоксикационный, это регресс психики к ранним примитивным формам функционирования, шизо-параноидной позиции в терминологии Кляйн. Это тот уровень, где функционирует младенческая психика. Она слаба и зависима, сама не может «перерасти сказку», как Алиса в Стране Чудес, которая бросает в лицо преследователям – «Вы всего-навсего колода карт!» и сразу просыпается. Детской психике нужна опора в ухаживающем окружении, которому нравится взрослая жизнь и которая приглашает её взрослеть. И хотя может показаться, что эти примеры иллюстрируют разные процессы, их психологическая суть одна – нам важно с облегчением проснуться от кошмара и опереться на взрослую, дневную реальность, как на живое  миндальное дерево.

Ваш Доктор Гор
#Doctor_Gor

 
Поделиться:

Theme created by Jim. ©2013. Powered by WordPress.